Неожиданный второй акт в старинном театральном районе Лондона

На территории первого театра Шекспира в Шордиче новый многофункциональный комплекс занимает центральное место

В районе Шордич в Лондоне, на небольшом участке земли под названием Curtain Close, родился современный театр. Начиная с конца 1500-х годов, в лондонском театре «Curtain» — прямоугольном бревенчатом помещении для представлений с покрытым гравием внутренним двором и подземным туннелем — состоялась премьера некоторых из величайших англоязычных театральных произведений. Здесь впервые ожил «Генрих V» Шекспира и впервые прозвучали вечные слова «Ромео и Джульетты» . И сегодня это место, которое когда-то было центром елизаветинской культуры, переживает процесс впечатляющего возрождения. 

Эта богатое культурное наследие было утеряно до 2012 года, пока группа археологов, проводивших раскопки на окраине лондонского района Шордич, не наткнулась на руины театра «Curtain», погребенные под землей. Сегодня сохраненные остатки театра «Curtain» являются частью музея и туристической достопримечательности в комплексе Stage, направление Шордич, который занимает более акра общественной территории, отдавая дань прошлому и при этом устремляясь в будущее.

Многофункциональный комплекс будет включать офисные пространства, магазины, апартаменты и места для массовых собраний. В центре нового комплекса находится здание Hewett, а также соседняя с ним башня Bard. Hewett — это сверкающее восьмиэтажное здание, вмещающее более 77 000 квадратных футов универсальных офисных пространств WeWork. Пространство обладает естественным освещением, дополнено панорамной террасой и наполнено множеством современных произведений искусства, выполненных на заказ. Башня Bard, которая откроется в июне 2022 года, представляет собой 12-этажное здание, первые шесть этажей которого занимают более 72000 квадратных футов пространства WeWork. Эти два здания и составляют комплекс Stage.

Подготовка эффектного выхода

Актеры театра «Curtain» знали, как захватить внимание зрителей с момента выхода на сцену, так и дизайнеры Hewett понимали, что история здания должна начинаться со зрелищного дебюта. Первый этаж Hewett представляет собой общее пространство вестибюля, которое в равной степени впечатляющее и сдержанное: бетонный пол с подогревом отполирован до такой степени, что причудливый неоновый узор солнечных бликов, золотящих входную стойку, отражается, как лучи над океаном. 

«В пространстве много серых элементов, поэтому команда дизайнеров хотела добавить элемент тепла. Они добавили больше уличного света и теплые лучи солнца освежили пространство в считанные секунды», — говорит Амая Резерфорд, старший дизайнер интерьеров WeWork, которая возглавляла проект.

WeWork The Hewett в Лондоне. Фотографии предоставлены WeWork.

Стены облицованы панелями серо-голубого цвета, которые изготовлены из восстановленной канадской обшивочной древесины. Это создает слой теплоты и нейтральности, который уравновешивает строгую палитру бетонных полов и яркие неоновое солнечные блики на стойке регистрации. На этом чистом холсте оригинальная геометрическая настенная роспись в черно-белых тонах и высотою три метра возвышается за стойкой регистрации.

«Общая концепция заключалась в том, чтобы создать приподнятое пространство, и такое сопоставление вполне сработало», — говорит Резерфорд.

Материалы с историей

Но хотя Hewett, несомненно, современен, его наполняют ткани, которые связывают его с прошлым.

Шордич когда-то был не только сердцем англоязычного театрального мира, но и надежным убежищем для лондонских протестантов. В 1685 году король Людовик XIV изгнал эту религиозную группу из Франции, и подавляющее большинство протестантов, бежавших в Англию, собрались в окрестностях Лондона и зарабатывали себе на жизнь торговлей галантерейными товарами.

Об этом наследии напоминают богатые коричневые и синие тона шотландской клетчатой ткани, из которой выполнена обивка и текстильные элементы в Hewett. «В этом проекте мы использовали набор различных тканей, и их восхитительные тона помогли нам рассказать историю этого района», — говорит Резерфорд.

Офисы получают освещение со всех сторон. Светло даже в самые дождливые дни.

Амая Резерфорд, старший дизайнер интерьеров WeWork

Кроме того, вековые деревянные балки, двери и оконные рамы, спасенные при раскопках 2012 года, были включены непосредственно в дизайн здания. «Девяносто процентов основного этажа было построено из столярных изделий, которые мы сохранили. Это достижение, и мы гордимся им», — говорит Елена де Доминичи, руководитель архитектурного отдела WeWork, сыгравшая ключевую роль в проекте. 

Вид с высоты

Как и во всех локациях WeWork, этажи содержат ряд помещений для коворкинга, многокомнатные офисы и этажи для одного резидента, а зал заседаний объединен с помещением для проведения мероприятий таким образом, чтобы его можно было закрыть или расширить при необходимости. На каждом этаже обилие естественного света в сочетании с высокими потолками обеспечивает хорошее освещение.

«Здание узкое, поэтому офисы получают свет со всех сторон», — говорит Резерфорд. — Светло даже в самые дождливые дни».

На каждом шагу есть сюрпризы — эффектный стол для совещаний, сделанный из красного испанского мрамора, лаунж, Комьюнити бар и велнес-студия, оснащенная душевыми, — но главное место в Hewett можно найти на его седьмом этаже: выходящая на запад просторная и необыкновенно высокая терраса, где деревья и растения в горшках дарят связь с миром природы. Здесь посетители могут полюбоваться панорамой Лондона в течение дня. 

А в сумерках вы становитесь свидетелем действа, подходящего для здания, чей фундамент стоит на театральном наследии: невероятные закаты наступают, как падающий на сцену занавес, чтобы завершить день ярким зрелищем.  

Дебра Камин — писатель из Калифорнии. Ее работы публиковались в The New York Times, The Wall Street Journal, Newsweek, CNN и других изданиях.

Подбираете новое рабочее пространство?

Была ли эта статья полезной?
Категория
Гибкие продукты
Тэги
CITY GUIDES
Гибкое пространство
РЕГИОН EMEA